свое дело
И я теперь никак не могу остановиться

Она всегда может найти то, что еще можно оптимизировать. Она не умеет и не хочет останавливаться на том, что уже достигнуто. Она смотрит широко, внедряет новое, постоянно ищет, находит, пробует и снова ищет. И это не беспокойство человека, который не знает, что ему делать. Это движок человека-открывателя, того, кто вечно стремиться расширять горизонты. Знакомьтесь, Мария Вальганова, создатель и руководитель прогрессивной школы "Смартскул".
Необходимость создания своего образовательного проекта возникла тогда, когда я поняла, что моя жизнь как мамы и жизнь моей дочки как первоклашки совершенно не оптимизированы. Нам удалось найти школу, которая была неплоха, но, во-первых, она все равно была далека от идеала, а, во-вторых, мы тратили много сил и времени на дорогу, выполнение уроков, какие-то организационные моменты.

В тот момент я работала заместителем руководителя достаточно большого детского проекта и на его базе мы открыли школу: нашли единомышленников и собрали первый класс. Это был пробный шаг для меня. Скоро стало понятно, что мы все-таки про разное, я вышла из проекта и начала создавать свое. А та школа по-прежнему существует, и я очень рада наблюдать за ее успехами.

Был июль 2016 года и я четко понимала, что в какой-то момент открою школу своей мечты, но начала все же с детского клуба. Был набран мини-сад с нулевым классом, все развивалось по понятному бизнес-сценарию. Но ситуация стала складываться так, что уже в ноябре мы анонсировали открытие школы с нового календарного года. Конечно же, это было очень сложное решение, потому что операционные затраты по клубу мы перекрывали, но уверенного плюса у нас еще не было. И на таком нестабильном этапе, всего через 4 месяца после запуска проекта у нас резко становится два центра: детский сад и школа с дополнительным образованием по вечерам.

Мой друг, очень опытный боец в сфере новых технологий, еще на этапе запуска советовал мне масштабироваться. Я прислушалась к его словам, и вот теперь никак не могу остановиться.

Мы сразу начали работать в формате полноценной начальной школы: у нас был нулевой, первый, второй и третий классы - всего 22 ученика. Конечно, было рискованно, но я знала, что мы должны сохранить все классы, чтобы к сентябрю иметь возможность сделать полноценный набор. А дальше произошло удивительное: за 4 месяца существования мы создали тренд в Коммунарке и в новом учебном году смогли набрать уже два первых класса. К декабрю 2017 года у нас было уже больше 40 учеников. Это был колоссальный успех для альтернативной школы.

Хотя я называю нашу школу не альтернативной, а прогрессивной, потому что подход, который мы применяем у себя, давно является нормой общего образования во многих странах мира. Наши государственные школы только к этому подходят. Вернее, по ФГОСам мы как бы уже там, но на деле этих прогрессивных инновационных технологий нет и в помине. Как очень метко замечает Людмила Петрановская: государственная школа готовит к позавчерашнему дню. Мы хотим, чтобы наши дети не бежали за инновациями, а точно знали, где они будут и находились именно там.

Сейчас помимо первого класса, двух вторых, двух третьих и четвертого, у нас открылся пятый класс. Мы нырнули уже в среднюю школу.

Из планов – развивать наши партнерские школы: в Москве на Таганке, в Мытищах и даже в Екатеринбурге. Это франшиза в настоящем ее понимании: я лично контролирую работу этих школ, знаю руководителей и полностью доверяю им. Вторая задача на ближайшее будущее – открытие методического центра. Он будет действовать для всех, кто работает в сфере прогрессивного альтернативного образования.
Как только мы справимся с этими задачами, мы снимем с себя огромный пласт проблем
Я сейчас вижу в нашей работе две глобальных задачи. Первое – отбор семей и общение с родителями. Мы, как и многие прогрессивные школы, не ставим перед собой задачу отбирать самых мотивированных, подготовленных, развитых, трудоспособных детей. Мы отбираем семьи единомышленников, для которых живое образование является ключевым. Когда мы видим, что семья полноценно участвует в воспитании детей, растит их в тех же парадигмах, которые близки нашей школе, тогда мы понимаем, что это наши семьи. У нас действительно очень плотная связка с родителями. Нам важно, чтобы родители брали на себя пропорциональную ответственность за воспитание и образование своих детей. Когда мы находим это единомыслие, мы идеально дополняем друг друга в образовательном процессе.

Но тут есть большая сложность: очень часто на этапе отбора мы говорим с родителями, вроде как, об одних и тех же вещах, но, прожив совместно определенный период времени, понимаем, что все не то, чем казалось изначально. Выявляются родители, которые абсолютно не экологично ведут себя по отношению к ребенку, к учителям и к школе в целом. Они требуют выполнения завышенных нормативов и совершенно не готовы воспринимать те базовые недоработки, которые идут изначально из семьи. Мы их исправить не можем, потому что сами же родители не дают нам этого сделать. Как только мы научимся отбирать семьи очень четко, не попадая в такие ловушки, мы оградим себя от большого числа проблем.

Второе – не налаженная коммуникация между руководителями прогрессивных школ и квалифицированными педагогами, которые при этом были бы с нами на одной волне. Они есть, но мы пока не очень понимаем, где друг друга искать. Сейчас наш главный ресурс для подбора персонала – это репетиторские сайты: мы понимаем, что эти люди уже точно отказались от работы в госшколах, в основном они вышли в дополнительное образование. То есть первый фильтр тут уже сработал. Но есть и второй. Нам важно совместить общее, предметное образование, и дополнительное. Мы стремимся к тому, чтобы ребенок крайне насыщенно и эффективно проводил первую половину дня, а вторая оставалась бы на его личные интересы, свободную игру, общение с родителями. Мы следим за отсутствием гонки. А репетиторы чаще всего скорее тренеры, которые работают на результативность. И вот это второй фильтр: нам важно, чтобы учитель был готов нести свои знания в том темпе, который нужен конкретному ребенку.

Как только мы справимся с этими задачами, мы снимем с себя огромный пласт проблем.

Первый год - это был сплошной «пожар»: я все делала сама, постоянно присутствовала везде, была поглощена операционной деятельностью. Сейчас уже все настолько структурировано и отработано, у нас уже такая слаженная команда, что я могу спокойно заниматься стратегическими планами, развитием сети.

Я бизнесмен-альтруист - изначально мной двигает идея: когда-нибудь потом будут деньги, но здесь и сейчас мы создадим идеальную в нашем понимании школу. Я часто вижу статьи, которые утверждают, что люди с таким подходом в конечном счете зарабатывают больше. Очень на это надеюсьJ

Я во всем всегда вижу оптимизацию, это врожденное. И я умею далеко и широко видеть ситуацию. Это то, чему я хочу научить свою команду: чтобы каждый был стратегом в рамках своей позиции, имел не туннельное зрение, а видел всю картину целиком. В реализации этого, да и всего бизнеса в целом, мне очень помогает проектный подход. Его же мы реализуем и в образовательных практиках: дети должны видеть цель; знать показатели, которые будут свидетельствовать о достижении цели; уметь выстраивать себе маршрут, который оптимально приведет их к этим показателям и этой цели. Такой вот SMART во всем: в образовании, управлении и жизни.
Принципы ведения бизнеса:

  • Взаимоуважение: моя позиция как руководителя – «мы-команда». Я никогда не говорю «сотрудники», я говорю «коллеги». И мне хочется быть частью команды, а не дистанцированной главой компании. Это тот показатель, который должен привести к совместным большим результатам. Я знаю крупные корпорации, где работает именно это, не лидерство, а командный подход. Я очень хочу, чтобы мы могли работать именно в таком ключе, и где-нибудь через 10 лет я смогла бы сказать, что да, мои взгляды подтвердились.
  • Честность во всем: с родителями, учениками, коллегами и партнерами. Не надо пытаться быть тем, кем не являешься.

Made on
Tilda